ВРЕМЯ СМЕЛЫХ. В борьбе за Западную Белоруссию после подписания Рижского мирного договора газетам отводилась особая роль - «Свежие новости строительства» » Строительные Решения
Свежие новости строительства » Новости рынка недвижимости » ВРЕМЯ СМЕЛЫХ. В борьбе за Западную Белоруссию после подписания Рижского мирного договора газетам отводилась особая роль - «Свежие новости строительства»
ВРЕМЯ СМЕЛЫХ. В борьбе за Западную Белоруссию после подписания Рижского мирного договора газетам отводилась особая роль - «Свежие новости строительства»
С первых дней после подписания Рижского мирного договора развернулся новый фронт борьбы за Западную Белоруссию. В бескровное сражение вступили акулы пера, подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости». Красноармейцы раздают газету «Правда» жителям присоединенных к СССР

С первых дней после подписания Рижского мирного договора развернулся новый фронт борьбы за Западную Белоруссию. В бескровное сражение вступили акулы пера, подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».


Красноармейцы раздают газету «Правда» жителям присоединенных к СССР территорий Западной Белоруссии. Снимок сделан в городе Молодечно (на момент съемки — повет в составе Виленского воеводства)

Против царства теней


Практически в каждом номере советских газет в 1921 году появлялись новости о состоянии дел на территориях, которые отошли Польше по Рижскому договору. В отличие от польских и эмигрантских изданий, таких как «Свобода» Бориса Савинкова, советские журналисты не встали на путь откровенного поливания оппонентов грязью. Они стали писать правду. Но на оскорбительные публикации реагировали.


Например, 14 мая на первой полосе газеты «Звезда» заглавным материалом стал ответ на статью Савинкова «В царстве теней», в которой эсер-эмигрант рассказывал о том, что на советских землях царят хаос и разорение. Мол, повсюду проводятся еврейские погромы, бандиты нападают на заводы и целые местечки и т. д. Заодно призывал всех восстать против новой советской власти, вернуть себе утраченное после революции.


«Вся эта «литература» явно направлена против существующей в России, на Украине и в Белоруссии рабоче-крестьянской советской власти. Ее авторы не гнушались откровенных призывов к восстаниям и зверской расправе с «комиссарами и коммунистами», к устройству контрреволюционных заговоров и мятежей.


Если прибавить к этому, что в той же типографии, где печатается «Свобода», начала выходить петлюровская «Украинская трибуна», что все русские и польские газеты переполнены сенсациями особых «бюро» о событиях в Минске и Советской России явно вздорного и ложного характера, то картина получится полная». Автором статьи, из которой приведены эти слова, был секретарь Центрального бюро КП(б) Белоруссии Вильгельм Кнорин, по сути, это фактически официальный ответ на материал Савинкова.


И было за что вступаться даже руководству страны. В «Свободе» постоянно мелькали заметки такого содержания: «В ночь с 15 на 16 апреля повстанцы захватили на несколько часов Минск-Литовский и завладели санитарным транспортом; здесь ими повешено 16 чекистов, взорваны пироксилином 16 пушек, сожжен склад боевых припасов и оружия и подожжены 4 цистерны с бензином на товарной станции Брестской железной дороги». Представьте себе удивление минчан, узнавших, что столицу Советской Белоруссии захватывали «повстанцы». Причем накануне важнейшего политического события в жизни страны — 3-й сессии ЦИК Советов Белоруссии, на которой среди главных вопросов, планируемых к рассмотрению 16 апреля 1921 года, значилась замена продразверстки продналогом и как провести в новых условиях посевную.


Ответом на подобные «жареные сенсации» стала публикация заметок из различных польских газет, в которых рассказывалось о проблемах белорусов в Польше. С течением времени такая тактика дала свои плоды. Читатели устали от сенсаций, они все реже и реже стали появляться в польской и эмигрантской прессе. Людей больше волновало положение дел в собственной стране, а не в Советском Союзе.


В октябре 1921-го террориста Бориса Савинкова выслали из Польши. Но он пытался вести подрывную деятельность против СССР из разных стран Европы. Арестован был в Минске 16 августа 1924 года. На советскую территорию Савинкова заманили благодаря разработанной ОГПУ операции «Синдикат-2».


Родное слово в подполье


Центром борьбы за умы белорусов в 1920–1930-е годы был Вильно. Именно здесь издавалось множество газет и журналов на белорусском языке. Потребность в них была огромная. Особенно после мая 1926-го, когда в результате государственного переворота Юзеф Пилсудский фактически установил военную диктатуру. В Польше начали проводить политику «санации» — «оздоровления» социально-экономической и общественно-политической жизни страны. Польские власти под этим предлогом развернули жесткую борьбу со своими политическими оппонентами. Многие издания закрывались всего через несколько месяцев работы, отпечатанные номера изымали и уничтожали. Получение белорусских газет было большой проблемой. Многим подписчикам в Западной Белоруссии, особенно после переворота 1926 года, их попросту не доставляла местная почтовая служба, в отличие от польских изданий.


В октябре 1930 года конфисковали номер журнала «Шлях моладзi» за публикацию новостей об украинской жизни. Это сильно ударило по карману издателя, и переверстать октябрьский выпуск не получилось. Поэтому в ноябре подписчики получили расширенный номер «Шляха». А пока номер верстался, его редактора Марьяна Петюкевича вызвали в Виленский окружной суд по делу о публикации в апреле 1930-го стихотворения Янки Купалы. Из-за него 4-й номер «Шляха» тоже был конфискован.


Журналисты находились под пристальным надзором полиции и дефензивы — польской военной контрразведки. Но правда о жизни в БССР и СССР на землях Западной Белоруссии просачивалась в народ. Огромных успехов в этом достигли коммунисты, хотя постоянно находились под давлением польских властей. На территории Западной Белоруссии действовали 7 окружных и 60 районных комитетов, а ЦК КПЗБ издавал газеты «Чырвоны сцяг», «Партработник» и журнал «Большевик».


Не отставала и молодежь. Комсомольцы выпускали газету «Малады камунiст». Они верили, что настанет день, когда Беларусь станет единой. Не перешли, как многие издания в 1930-е, на модное написание латинским шрифтом, а сохранили кириллицу. В июле 1934 года комсомольцы рассказывали читателям, что белорусы ждут возвращения своих западных братьев. Что благодаря вхождению в большую единую советскую семью у белорусов появилось свое национальное государство. Государство, где чтут язык и не закрывают белорусские школы.


«В 1933/1934 учебном году в БССР работает 8 600 белорусских школ с количеством более миллиона учеников… Каждый район имеет районную печатную газету на родном языке, не говоря уже о многотысячных тиражах белорусских газет, которые издаются в столице. Трудящийся белорус из БССР не только в БССР говорит на своем родном языке, он говорит на родном языке в Москве, Ленинграде, когда он этого хочет», — писала газета «Малады камунiст» в № 4 за 1934 год.


К осени 1939-го польскими властями были закрыты практически все белорусскоязычные издания. Вновь насладиться роднай мовай жители Западной Белоруссии смогли только после прихода Красной армии.

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Мы в
Комментарии
Минимальная длина комментария - 50 знаков. комментарии модерируются
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Комментарии для сайта Cackle
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Смотрите также
интересные публикации

ee3eb584